24.06.2011Восставшие из кризиса

РИСКИ В МЕНЕДЖМЕНТЕ

После того как во время кризиса многие активы сменили собственников, бывшие владельцы начали возвращать их себе

После того как во время кризиса многие активы сменили собственников, бывшие владельцы начали возвращать их себе. Расторгнуть сделку в России, оказывается, не так уж сложно, особенно при помощи государства. Впрочем, есть и сравнительно честные способы возврата собственности.

Так сложилось, что при совпадении определенных условий остается непонятным, кому какой актив в России принадлежит. В феврале 2009 г. на рынке появилась информация о том, что структуры Сулеймана Керимова покупают главные строительные "мощности" "Базэла" - 75% компании "Главстрой СПб". Получалось, что фактически "Базэл" отдал обратно Керимову часть активов, полученных им в результате знаменитой сделки лета 2005 года. Тогда "Нафта" продала Дерипаске контрольные пакеты в крупнейших московских компаниях: "Главмосстрое", "Моспромстройматериалах" и "Мосмонтажспецстрое". Для управления этими приобретениями был создан "Главстрой", петербургский филиал которого якобы фактически вернулся к "Нафте". Однако затем выяснилось, что ничего никому не вернулось, и сделка была приостановлена: одной из причин стало несогласие сторон с условиями продажи компании. Но многие аналитики заговорили о ней как о свершившемся факте. По данным опрошенных "Ко" экспертов, в России продажа крупного актива зачастую затягивается на годы. Фактически из своих кабинетов выезжают менеджеры продавца, и их кресла занимают представители покупателя, но ситуация может измениться: у старых владельцев есть достаточно механизмов для возврата актива. Все эти механизмы можно условно поделить на четыре типа: прописанное в договоре право выкупа, признание сделки недействительной, отказ надзорного органа и, наконец, прямое вмешательство государства как одного из участников договора купли-продажи. Примечательно, что все они напрямую с кризисом не связаны.

Все по закону

"Законных способов возврата проданного актива в принципе достаточно, но они могут использоваться только при наличии такой возможности в договоре, например, в случае неисполнения обязательств со стороны покупателя: если он вовремя не выплатил сумму или не были соблюдены другие условия", - говорит глава адвокатского бюро "Косарев и партнеры" Максим Косарев. По его мнению, если все обязательства выполнены, то тогда честным путем актив никак не вернешь. В свою очередь при наличии спора между продавцом и покупателем возможно только судебное разбирательство, где каждая из сторон будет доказывать, почему она имеет право на возврат. По словам юриста судебной практики Magisters Елены Макаровой, способов получения обратно имущества не так уж много: реализация права обратного выкупа, заключение новой сделки и признание первоначальной сделки недействительной. Однако причин и поводов применения одного из способов - изобилие.

Но все это только в теории. На самом деле, по мнению экспертов, возможны разные схемы возврата собственности. В самом договоре закладывается свобода договора, то есть стороны вправе договориться о различных комбинациях возврата актива, если изменились внешние обстоятельства. "Иногда специально в договор закладывают "правовые мины", которые позволяют злоупотребить своим правом. То есть фактически это введение в заблуждение может быть как со стороны продавца, так и со стороны покупателя", - разъясняет Максим Косарев. Например, по словам эксперта, в его практике был такой случай, когда при покупке компании, владеющей большим количеством недвижимости, покупатель заплатил только за 10% акций. На большее денег у него просто не было. При этом покупателю удалось узнать, что эти бумаги заложены третьему лицу, просто к тому моменту договор залога еще не успели расторгнуть (договор о залоге акций активно используется в качестве защиты от рейдеров). Все это было покупателю известно, но не помешало ему написать заявление о том, что его пытаются обмануть, взяв деньги за те акции, которые уже заложены. После этого против продавца было возбуждено уголовное дело. В целом, как заметил старший юрист ГК "Крикунов и партнеры" Олег Зайцев, случаи возврата покупателем ранее проданного бизнеса можно условно разделить на две группы. "В первом случае такой возврат осуществляется по согласию сторон, во втором - без согласия как минимум одной из сторон", - говорит эксперт. По его словам, недействительность сделки по общему правилу влечет двустороннюю реституцию, то есть необходимость возврата актива продавцу и денежных средств покупателю. Неполучение согласия Федеральной антимонопольной службы также может привести к предъявлению в суд иска о признании сделки недействительной, но уже со стороны ФАС.

Право на возвращение

"Наиболее распространенным способом возврата собственности является заключение договора купли-продажи актива с правом обратного выкупа. Если возможность возврата актива не оговаривалась при совершении первоначальной сделки, то впоследствии достижение соглашения об обратном выкупе маловероятно", - рассказывает Олег Зайцев. По словам руководителя управления корпоративных финансов ИК "Финам" Алексея Курасова, по сути, инвестор за счет этого кредитует прежнего владельца компании. Такое право может быть как закрепленным документально, например, в виде опциона, так и основанным на неформальных соглашениях. "Кроме того, никто не мешает попытаться выкупить актив назад и без наличия заранее обговоренной возможности. Различные судебные тяжбы активно использовались в докризисный период, но для возврата активов, потерянных во время кризиса, применяются редко. Причины этого более или менее понятны - основным получателем активов выступает государство или связанные с ним структуры", - говорит эксперт. По мнению ведущего консультанта компании "Финэкспертиза" Дмитрия Ширяева, при всем богатстве выбора способов возврата проданного актива право обратного выкупа является наиболее законным.

Многие активы, поменявшие владельцев в кризис, "уходили" от прежних собственников с правом обратного выкупа. Среди тех, кто воспользовался такой возможностью, можно назвать израильского предпринимателя российского происхождения Аркадия Гайдамака. Он еще в начальной фазе кризиса - в конце 2008-го продал УК "Пиоглобал Эссет Менеджмент" экс-гендиректору ИК "Атон" Ивану Тырышкину, а затем вернул себе контроль над компанией. Впрочем, по данным участников рынка, сделка была пересмотрена по инициативе покупателя, который имел право обратного выкупа, то есть Гайдамак был обязан вернуть ему деньги. В любом случае саму компанию это не спасло, и примерно через год Федеральная служба по финансовым рынкам аннулировала ее лицензию на управление инвестиционными фондами, ПИФами и НПФ.

Бывшие владельцы ГК "ПИК" Кирилл Писарев и Юрий Жуков в апреле 2009-го в обмен на реструктуризацию задолженности уступили структурам "Нафта Москва" 25% акций своей девелоперской компании и выдали опцион на приобретение еще 20% бумаг. В результате Сулейман Керимов воспользовался обеими возможностями и стал основным акционером ПИКа. Однако Писарев и Жуков сохранили опцион на выкуп тех самых 20% акций, которым они могут воспользоваться в ближайшие несколько лет. Иными словами, если это произойдет, то ситуация снова поменяется: Керимов из первого акционера превратится в портфельного инвестора, а они снова практически встанут у руля. Однако воспользуются ли этой возможностью Кирилл Писарев и Юрий Жуков, пока неясно. На сегодняшний день они даже потеряли контроль над финансовыми потоками компании. В начале февраля 2010-го ГК "ПИК" объявила об уходе финансового директора - вице-президента по финансам Анны Колончиной и о назначении на ее место экс-руководителя финансового департамента "Нафта Москва" Андрея Родионова.

Право на выкуп 25% акций австрийского строительного концерна Strabag сохранилось и у Олега Дерипаски, уступившего этот актив в сложное для себя время - в самый разгар кризиса. В конце апреля 2009-го предприниматель договорился о передаче компанией своей доли в Strabag остальным владельцам строительного холдинга в обмен на полное погашение долговых обязательств "Базэла" перед банком Raiffeisen. При этом Дерипаска сохранил одну именную акцию Strabag, которая обеспечивает ему два места в наблюдательном совете концерна. Кроме того, компания Дерипаски заключила с акционерами Strabag опционное соглашение о праве выкупа переданной им доли "Базэла" до декабря 2009 года, продленное в конце 2009-го еще на 12 месяцев. Как заявил в ходе экономического форума в Давосе заместитель генерального директора "Базэла" Андрей Елинсон, компания планирует в 2010-м воспользоваться своим правом выкупа этих акций. Более того, представитель "Базэла" не исключил слияния строительного бизнеса "Базового элемента" со Strabag после реализации опциона.

Переиграть по новой

Если право на выкуп акций зачастую является неотъемлемой частью договора по купле-продаже актива, то односторонний пересмотр результатов сделки происходит уже по инициативе одной из сторон. Например, продавец может попросту передумать, и хорошо, если сделка еще не состоялась. В ноябре 2009 г. председатель совета директоров и основатель ИД "Провинция" Борис Гиллер объявил открытый тендер по продаже 100% своего детища. Минимальная цена на активы составляла $18 млн, и эксперты тут же назвали эту сумму завышенной. Каждый претендент должен был внести 3 млн руб. задатка. Торги были намечены на 25 января этого года, однако за шесть дней до завершения тендера были отменены. Говорят, что не нашлось покупателей, готовых выложить заявленную сумму. Впрочем, подобная псевдораспродажа с молотка - прецедент для этой индустрии. По словам одного из участников рынка, это один из типов "возврата собственности" на медийном рынке, когда владелец раньше времени начинает распространять информацию о том, что сделка состоялась, хотя на самом деле не было даже подписано протокола о намерениях. Связано это, прежде всего, с желанием завлечь покупателя. Все сложнее, если сделка все-таки имела место.

Так, бывший управляющий телекоммуникационными активами АФК "Система" Сергей Щебетов, как выяснилось, не слишком выгодно вложился в книготорговый бизнес и сейчас пытается вернуть свои деньги. По прогнозам аналитиков, получить хотя бы часть суммы вполне реально. Переговоры между крупнейшей в России книготорговой сетью - новосибирской "Топ-книгой" и Щебетовым начались еще в марте 2008-го. Тогда Щебетов планировал вложить в сеть деньги инвестиционного фонда "Трафект Капитал", который он организовал после своего ухода из АФК. Но позже планы изменились, и он оплатил 10% акций из личных средств, тем самым переведя ожидаемый доход на себя. Объявление о покупке было сделано в июле 2008-го. Компанию, чей оборот в 2008 году составлял $327 млн, покупатель оценил в $120 млн: за 10% он заплатил около $12 млн. Пакет основного акционера "Топ-книги" - Георгия Лямина сократился с 90% до 81%, а его жены Татьяны Вороновой - с 10% до 9%.

Между тем в кризис у сети начались проблемы. "Топ-книга" продолжает работать, однако некоторые игроки рынка считают ее фактически банкротом. В первом полугодии 2009-го "Топ-книга" понесла убыток в размере 217,3 млн руб. От Сбербанка ей удалось получить два спасительных кредита на 730 млн руб. Общая кредиторская задолженность компании на 30 июня составила 4,34 млрд руб., 3,32 млрд руб. из которых - краткосрочные долги. "Топ-книге" пришлось закрыть около 100 магазинов, хотя в принципе ей уже удалось решить проблемы с ассортиментом. На сегодняшний день под управлением ритейлера находится 544 магазина, работающих под брендами "Книгомир", "Лас-Книгас", "Литера", "Пиши-Читай", "Главный герой", "Сорока", BookLexica, а также 200 точек по продаже книжной продукции в супермаркетах. Если сеть устоит на рынке, то прибыльность ее будет под вопросом еще несколько лет. Понятное дело, что это никак не устраивало Щебетова. Летом 2009 года он подал иск в суд о признании недействительной его сделки по приобретению части ритейлера и взыскании с основных акционеров компании полной суммы сделки и материального ущерба.

В иске в арбитражный суд Щебетов утверждает, что был обманут в оценках стоимости "Топ-книги" и лишь в октябре 2008-го получил доступ к управленческой отчетности компании, данные которой "существенно отличались в худшую сторону от предоставленных ответчиками данных бухгалтерской отчетности". Арбитражный процесс идет до сих пор, возможно, его затягивают намеренно. Например, в январе один из присяжных заседателей дал отвод судье. Одновременно Щебетов ведет еще ряд процессов против "Топ-книги" - в связи с изменением реестра акционеров и невозможностью провести аудит. Параллельно он пытается снять Георгия Лямина с поста руководителя компании и инициировал дело в следственном управлении УВД по Новосибирску по признакам мошенничества. Он также сумел затормозить выдачу кредита компании в местном отделении Сбербанка, в результате чего в сентябре 2009-го "Топ-книга" осталась без учебников, на которые в этот период приходится львиная доля оборота. В январе этого года гендиректор и основной акционер "Топ-книги" Георгий Лямин заявил, что он не против продать часть своей доли в компании. Акционер готов обсудить любую долю - от блокирующей до контрольной. Известно, что претендентами на покупку считаются издательская группа "АСТ" и "Эксмо". Вполне вероятно, что, если сделка состоится, от Щебетова предпочтут откупиться и он сможет вернуть хотя бы часть своих докризисных вложений. Вопрос только в том, какая именно сумма устроит миноритария. "В принципе возможность признания сделок недействительными изначально предусматривалась законодателем для обеспечения защиты того лица, права которого нарушены. Однако при формальном обосновании факта нарушения соответствующих прав данные положения закона могут использоваться субъектами гражданских прав недобросовестно. В этом смысле правовые нормы фактически обретут свойства лазеек", - говорит Олег Зайцев.

Сбой регулятора

Право обратного выкупа или возможность признания сделки недействительной во многом зависят от ее участников и их желания подстраховаться. Гораздо сложнее, когда сделка не заключается из-за инициативы надзорных органов, чаще всего ФАС. С предыдущим примером, по мнению Дмитрия Ширяева, такой тип разрыва деловых отношений роднит один общий момент. "Признание недействительным договора купли-продажи или неполучение одобрения ФАС лежат уже за гранью закона", - говорит эксперт. Самым показательным примером вмешательства госрегуляторов в куплю-продажу актива участники рынка называют ситуацию вокруг НК "Русснефть".

Уезжая в Лондон в 2007 году, Михаил Гуцериев за $3 млрд продал компанию структурам Олега Дерипаски. Однако после того, как в конце прошлого года стало известно, что с беглого олигарха сняты обвинения по наиболее тяжким статьям Уголовного кодекса, появились слухи о возможном возвращении акций НК экс-владельцу. Если быть точным, то, по словам главы ФАС Игоря Артемьева, Гуцериев как был по документам собственником "Русснефти", так им и остался. Структуры "Базэла" действительно подавали в ФАС заявку на приобретение компаний, которым принадлежат акции "Русснефти". Сделка по покупке акций должна была получить одобрение специальной правительственной комиссии, поскольку закон об инвестициях в стратегические предприятия требует такого согласования. Но соответствующая резолюция так и не была получена. Комиссия по различным причинам неоднократно откладывала рассмотрение вопроса об одобрении сделок по покупке "Русснефти". В начале текущего года сделка была расторгнута и, по неофициальным данным, Михаил Гуцериев вернул контроль над НК. Схема возврата официально озвучена не была, но источники, близкие к сделке, утверждают, что структуры "Базэла" получат $1 млрд: $500 млн из оборотных средств "Русснефти", еще столько же компания привлечет на рынке. Снижение суммы сделки относительно той, что была заплачена в 2007 году, эксперты объясняют финансовым кризисом и, как следствие, падением стоимости активов, а также возросшей долговой нагрузкой "Русснефти". "Ослабление давления на Гуцериева может быть обусловлено некими политическими договоренностями, причины и детали которых не известны широкому кругу", - предполагает аналитик ИК "Финам" Сергей Фильченков. В свою очередь руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО) Василий Колташов не исключает, что Олег Дерипаска согласился на откат сделки в обмен на банк "Союз", который ему возвращают структуры "Газпрома". "Это событие (возврат "Русснефти". - "Ко") нужно рассматривать индивидуально, вне привязки к некоторым глобальным тенденциям (изменению отношения власти к бизнесу. - "Ко")", - отмечает глава аналитического центра "Неокон" Михаил Хазин.

Все участники рынка сходятся во мнении, что такие решения принимаются в основном с учетом неких политических интересов. "Если мы говорим об олигархах, то там работают все-таки не законы, а понятия. Оформляется все с использованием закона, но это не значит, что это все нельзя оспорить", - говорит Максим Косарев. По словам Елены Макаровой, в наиболее громких случаях возврата активов прежним владельцам совершение таких сделок связано больше с обстоятельствами неюридического характера: политическая и экономическая обстановка, влияние экс-собственника на данный сегмент рынка и т. п.

Однако надзорные органы играют серьезную роль и в сделках в нестратегических отраслях. В конце 2008 года The Walt Disney Company заключила соглашение о приобретении 49% Media One TV Ивана Таврина (входит в холдинг Media One, управляющий активами в сфере телевидения и радио). Новое совместное предприятие собиралось управлять эфирным телеканалом Disney в РФ, рассчитанным на семейную аудиторию. Его планировалось запустить на 30 принадлежавших на тот момент Media One региональных телестанциях в России. Сумма сделки должна была составить $233 млн - их мейджор хотел инвестировать в развитие нового канала. Кроме контента Disney, стороны намеревались в будущем показывать и российские программы, а также запустить производство собственного контента. Запуск новой телесети ожидался в первой половине 2009 года, после того как сделка получит одобрение госорганов. Однако в конце февраля 2009-го ФАС отклонила заявку Catalpa Investments Ltd (структура The Walt Disney Co.) на покупку доли в холдинге, в соответствии со статьей 33 закона "О защите конкуренции" посчитав предоставленные документы недостоверными. Якобы ведомство запросило у Catalpa Investments дополнительную информацию, но получила ее не в полном объеме. Помимо этого, ФАС опасалась, что в случае сделки за Disney могли бы оставаться ключевые решения в управлении телеканалом, несмотря на то, что речь шла не о покупке контрольного пакета. Участники рынка усмотрели в этом решении политическую составляющую. Власти не заинтересованы в усилении влияния иностранных компаний в такой значительной отрасли, как СМИ. Ранее, в 2008 году, ФАС также не позволила Google Inc. купить "Бегун" у Rambler Media, мотивировав свое решение той же недостоверностью предоставленной информации. В результате в августе прошлого года Media One TV (владел на тот момент уже 33 региональными эфирными телестанциями) объединился с "АФ Медиа холдинг" ("7ТВ", "Муз-ТВ") Алишера Усманова.

По воле государства

Максимально непредсказуемо могут быть пересмотрены сделки, одной из сторон в которых выступает государство. "Например, в ряде сделок в банковском секторе изначально планировалась, после проведения санации, перепродажа бизнеса, первоначально находящегося в предбанкротном состоянии. Когда настало время продавать, выяснилось, что в настоящих условиях лучшим покупателем будет бывший собственник. В то же время собственнику не возвращают имущество бесплатно - в договорах очень подробно прописываются условия рассрочки платежа, а также устанавливаются проценты за пользование данными денежными средствами", - говорит Елена Макарова.

Показательным примером в этой области стала история с банком "Союз". О санации банка, который в период кризиса стал испытывать трудности с ликвидностью, было объявлено 31 декабря 2008 года. Тогда структуры Олега Дерипаски, через компанию "Финансресурс" (входит в "Базэл") контролировавшие 99,96% банка, за символическую цену продали 75-процентный пакет структуре "Газпрома" - "Газфинансу". За прошедший год временной администрации удалось стабилизировать положение "Союза", и к началу текущего года неожиданно для всех было объявлено о том, что кредитная организация возвращается к прежнему владельцу. "Газфинанс" выйдет из проекта по оздоровлению "Союза", и новыми санаторами станут Агентство по страхованию вкладов и "Ингосстрах". Это будет сделано за счет уменьшения капитала "Союза" до 1 рубля и выкупа последующей допэмиссии его акций на 5 млрд руб. новыми собственниками. Кроме того, АСВ также даст банку субординированный заем на 5 млрд руб. и выкупит у "Союза" кредиты, выданные компаниям Олега Дерипаски, еще на сумму до 20 млрд руб. А "Ингосстрах" и компании группы "Базэл" "заведут" свои финансовые потоки в "Союз". Впоследствии доля "Ингосстраха" в "Союзе" может быть доведена до 100%, предполагают эксперты. "Были урегулированы основные финансовые проблемы банка, а также достигнуты договоренности об ответственности за финансовую стабильность в дальнейшем", - комментирует возвращение банка структурам Олега Дерипаски член совета директоров Первого республиканского банка Людмила Лебедева.

Директор департамента банковского аудита ФБК Алексей Терехов считает возврат активов в данном случае уникальным прецедентом. Хотя юридически владение банком будет осуществлять иная структура, нежели до санации, она все же входит в группу компаний Олега Дерипаски, и идеологически такая сделка несколько противоречит духу закона, предполагающему в ходе оздоровления отстранение неэффективных собственников от владения и управления банками. "Государство финансово опекает лояльных собственников, помогая возвращению ранее принадлежавших им предприятий и пакетов акций", - комментирует ситуацию Василий Колташов. "Возвращение банка "Союз" обусловлено, очевидно, тем, что Олегу Дерипаске удалось преодолеть долговой кризис и привлечь существенный объем финансовых средств. В частности, здесь нужно отметить успешное IPO в Гонконге компании "Русал", обладающей существенной долговой нагрузкой (около $15 млрд)", - предполагает Сергей Фильченков. Впрочем, как заявил "Ко" на условиях анонимности один из участников рынка, "примеры с "Русснефтью" и банком "Союз" не показательны: в первом случае возврат совпал по времени со сменой власти в Ингушетии, а во втором случае представляется, что передача актива изначально была временной и обе стороны сделки это устраивало".

Способы защиты

Возврат активов прежним владельцам может продолжиться. "Стоит понимать, что передел собственности в России в основном был связан с невозвратом долгов. Как результат, банки получили непрофильные для себя активы, и они готовы их продавать. При этом бывшие собственники нередко представляют собой крупные многопрофильные холдинги, которые, с одной стороны, руководствовались принципом "в кризис платят только трусы", с другой - отдавали активы, в тех условиях не генерировавшие существенного денежного потока. Сейчас постепенно будут восстанавливаться доходы оставшихся у этих групп активов, что позволит им начать процесс возврата части собственности через ее выкуп. Думаю, мы увидим десятки сделок такого типа. Прежним владельцам может вернуться до 30% отошедших банкам залогов", - считает Алексей Курасов. Все они могут прибегнуть к описанным выше способам. "Сложно говорить о системности использования таких лазеек, хотя бы потому, что понятие "системность" является в значительной степени оценочным. Попытки граждан и юридических лиц злоупотреблять принадлежащими им правами как существовали, так, безусловно, и будут существовать. Однако совершенно определенно можно сказать, что судебная практика идет по пути пресечения таких злоупотреблений, и зачастую выработанные судебной практикой механизмы трансформируются в виде поправок, которые вносятся законодателем в действующие нормативные акты", - говорит Олег Зайцев. Например, федеральный закон от 19.07.2009 №205-ФЗ, помимо прочего, внес изменения в ФЗ "Об акционерных обществах" и ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" в части уточнения положений, связанных с признанием недействительными крупных сделок. При этом некоторые поправки основаны на сформировавшейся судебной практике. Тем не менее, по словам Олега Зайцева, основная проблема в России заключается в правоприменительной практике. "Несмотря на существование общей системы защиты прав субъектов гражданского оборота, время от времени возникают случаи, когда новым собственникам приходится расставаться со своим имуществом. Это может быть связано с политическим (административным) давлением на всех уровнях власти", - говорит он.

В принципе, по мнению экспертов, если актив нельзя вернуть с помощью опциона или оспорить сделку в суде, заставить отдать его может государство, и в таком случае застраховаться уже ни от чего нельзя. В иных ситуациях все находится в руках покупателя. "Закон теоретически предоставляет такую защиту, как добросовестность приобретения. Человек купивший, конечно, должен удостовериться, что он покупает актив, который не находится под спором. Эта ответственность лежит на нем, если он первый покупатель. Чтобы максимально застраховаться в случае оспаривания этой сделки, есть такая схема: купить актив на свою компанию, а затем перепродать его уже своей другой компании, тем самым делая следующего покупателя добросовестным приобретателем", - советует Максим Косарев. Например, в 2005 году в Гражданский кодекс РФ были внесены изменения, устанавливающие, что срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки снижается с 10 лет до 3 лет. "При всей неоднозначности данной поправки она была, помимо прочего, направлена на создание дополнительных гарантий защиты прав новых собственников имущества, приобретенного по сделкам, которые при определенных обстоятельствах могли бы рассматриваться как ничтожные", - говорит эксперт. Более того, по словам Елены Макаровой, осенью прошлого года вступили в силу изменения в ряд законодательных актов (так называемые антирейдерские поправки), нацеленные именно на предотвращение применения многих "популярных" способов оспаривания сделок, используемых в том числе и для возврата имущества бывшему собственнику. "Мы не видим объективных причин для возникновения процесса массового возврата собственности в России. Все-таки гарантию защиты права собственности следует рассматривать как основу основ рыночной экономики", - полагает Олег Зайцев. Однако в некоторых ситуациях, особенно в стратегических отраслях, все может зависеть от воли государства. "Политически таких инструментов закон не предусматривает, это называется административный ресурс или беспредел, когда принимаются решения за собственников. Есть много примеров, когда акционерам крупных заводов, которые входят в оборонный комплекс, говорят, что если ты не отдашь по-хорошему, то заберем по-плохому. Все понимают, что это все равно что плевать против ветра. Второй вариант - договариваться на каких-то новых условиях", - говорит Максим Косарев.

Источник: Еженедельник " Компания "


Оценить статью:

Средняя оценка читателей: (проголосовали - 0)





Комментарии:

Ваше имя:
Ваш email:
Добавить комментарий